Степан Демура и Валентин Катасонов о глобальных изменениях финансовой системы

Степан Демура – русский финансовый аналитик. Валентин Катасонов – профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук, председатель Российского экономического общества им. С. Шарапова.


Степан Демура: …Существует такая точка зрения, что Ротшильды жутко борятся с Рокфеллерами. Всё золото у Ротшильдов, и они хотят контролировать резервную валюту, поскольку сейчас две резервных валюты – это золото и доллар. От доллара они хотят избавиться, а посредством Китая, контролировать резервную валюту (золото). И, соответственно, создать 3 или 4 валютных зоны и как обычно жить на проценты. На сколько это может соответствовать теории?

Валентин Катасонов: Эта информация прошла где-то 4 или 5 августа через СМИ со ссылкой на авторитетный китайский печатный орган Chinese Security. Я, конечно, по-китайски читать не могу, поэтому всё это изучал в ломаном переводе. Напрямую вроде бы чиновник не говорил о необходимости перехода к золотому стандарту. Но он действительно сказал, что надо набрать новый Бреттон-Вудс. Но, если он сказал “А”, надо говорить “Б” и так далее, потому что Бреттон-Вудс и создал золото-долларовый стандарт. Бреттон-Вудс – это такая международная валютная система, которая базируется на фиксированных валютных курсах, а валюта обеспечивается золотом. Соответственно, какие-либо отклонения валютных курсов от золотого паритета регулируются с помощью, в том числе, золотых интервенций.

Степан Демура: То есть, рынок Forex умрёт?

Валентин Катасонов: Естественно, конечно! На самом деле 71-й год , когда это произошло, 15 августа, кстати, 42 года назад был объявлен дефолт. Хотя де юре, это не был дефолт, потому что дефолт – это нарушение неких писаных договорённостей. В 44-м году в Бреттон-Вудс американцы, судя по всему, просто пообещали, что они будут обеспечивать обмен долларов на золото, золота на доллары. Опять-таки, не всем, а денежным властям. Они просто отказались от своего обещания, и привлечь к ответственности американского президента нельзя было, потому что никаких письменных договорённостей не было.

Степан Демура: У них же в бумажках написано, “In God We Trust” – все вопросы к Богу!

Валентин Катасонов: Понятно, только какой у них Бог?! Золотой телец… Есть у них ещё выражение, “В Бога инвестируем”… На самом деле, 71-й год – это изменение некого устоявшегося с 44-го года баланса сил среди акционеров ФРС в пользу, как вы сказали, Рокфеллеров. Ротшильды в основном делали ставку на золото, Рокфеллерам необходимо было обеспечить неограниченную эмиссию доллара. Некоторые аналитики говорят, что 71-й год – не просто отход от золотого стандарта, это ещё некая подвижка, изменение соотношения сил в группе главных акционеров Федеральной Резервной Системы. Прошло 4 с лишним десятка лет и Ротшильды хотели бы взять реванш – вернуться к золотому стандарту в каком-то виде. Естественно, что эти 4 десятка лет они время зря не теряли, постепенно перекачивали желтый металл из сейфов Центральных Банков и американского МинФина в свои хранилища, в свои сейфы. Видимо, на сегодняшний день они обладают таким золотым потенциалом, который даёт им возможность начать серьёзную игру в пользу золотого стандарта.

Степан Демура: Плюс нужна была военная и экономическая база, и тут появился Китай. Под предлогом того, что они хотят сохранить покупательную способность среднего класса, стали грузить страну золотом.

Валентин Катасонов: Верно! Если у Рокфеллеров территория или страна базирования – Соединённые Штаты, то Ротшильды – это некие космополиты безродные, у которых нет угла, куда голову преклонить. Вот они и решили организовать такую обетованную страну под названием Китай. Всегда надо найти страну, которая готова рискнуть и взять на себя тяжёлое бремя золотого стандарта. Классический золотой стандарт XIX века начинался с Англии, но за Англией никто не последовал. Те достаточно умели просчитывать последствия золотого стандарта, понимали, что они могут сесть на иглу золотых кредитов Ротшильдов. Поэтому где-то до середины XIX века удалось склонить к золотому стандарту только Канаду и Австралию – но это были зависимые территории британской короны. Первая страна за пределами британской короны была Германия. Это была интересная страница мировой истории. Франко-прусская война, которая закончилась образованием единой Германии под руководством железного канцлера Бисмарка (я его предпочитаю называть не “железным”, а “золотым”, потому что именно он объявил о создании золотой валюты в Германии). Тогда была интересная интрига, потому что золота у Германии не было для того, чтобы объявлять о золотом стандарте. Это золото они получили услужливо от Франции. Но Франция была проигравшей стороной, поэтому на тот момент (1871-1872 гг.) золота у Франции почти не было. Ротшильды организовали заём в пользу проигравшей стороны, “золотой заём”. Я не помню, 5 или 6 стран, включая Голландию предоставили золото Франции, а Франция в порядке репараций и контрибуций передала канцлеру Бисмарку. Вот так создавался золотой стандарт.

Степан Демура: Потом началась Великая депрессия. Причём, я читал дневники людей в преклонном возрасте, переживших две депрессии (73-го и 29-го года). Они писали, что 29-й год был несравним с 73-м и дальше. 73-й был значительно тяжелее.

Валентин Катасонов: На самом деле в учебниках по экономической истории вообще ничего не пишется об этом периоде. А депрессия была затяжная.

Степан Демура: Была жуткая на самом деле. Как раз появились паровые двигатели, которые использовались на элеваторах, на кораблях. И тогда европейская экономика просто легла.

Валентин Катасонов: Да. Примечательно, что накануне в том же Париже, где подписывался мирный договор после франко-прусской войны, проводилась так называемая парижская валютная конференция. Она, кстати говоря, упоминается во многих учебниках по истории экономики, международных финансов. На этой конференции (информация из учебников) было принято решение о введении золотого стандарта. Это тоже неправда! Потому что Ротшильды пытались, действительно навязать золотой стандарт, были собраны первые лица всех европейских государств, туда пригласили уже престарелого Наполеона III, который по факту был агентом и ставленником Ротшильдов. И Наполеон III там же произнёс очень громкую речугу в пользу золотого стандарта. Все молча выслушали, но никто не хлопал в ладоши и никто это дело не поддержал. А у нас пишут, что 1867 год – это начало новой мировой валютной системы, базирующейся на золоте – это неправильно.

Степан Демура: Начиная с Андропова, мы ж под Ротшильдами!.. Из новостей: магистральный локомотив, Китай, летит под откос. Тогда возникает вопрос, если Ротшильды золотым стандартом сделали ставку на новую землю обетованную, как вы сказали, Китай, а Китай, судя по всему, готов последовать за Индией, под откос; говорит ли это, что проиграли?

Валентин Катасонов: Ситуация осложняется, конечно. Тем более, что Китай постоянно флиртовал с Ротшильдами, понимая, что Ротшильды помогают им и там и сям, в том числе, даже накапливать золото. Но тем не менее они всё равно играли свою собственную игру. Возникает вопрос, зачем китайцам надо было накапливать золото, если они не собирались вводить золотой стандарт? Это естественно, потому что золото – это не только средство обеспечения денежной единицы, это просто стратегический ресурс. Советский Союз после войны, даже в период войны, уже начал накапливать свой золотой запас, и на момент смерти Сталина наш золотой запас по разным оценкам составлял от 2100 до 2300 тонн металла. Это нормально! Китай и продолжает накапливать золотой запас, но понятно, что золотой юань ему не нужен. Поэтому это заявление чиновника достаточно высокого уровня – довольно парадоксальное. В Китае либо пошли какие-то подвижки на высшем уровне, удалось Ротшильдам каким-то образом убедить китайское руководство в том, чтобы начать процесс движения к золотому стандарту. Либо нарушилась вертикаль власти, и в Китае уже отдельные чиновники позволяют себе высказывать своё личное мнение. Но опять отмечу, этот чиновник напрямую не сказал, что Китаю нужно вводить золотую валюту. Было сказано про Бреттон-Вудс. Но раз про Бреттон-Вудс, то мы начинаем в уме просчитывать, кто мог бы взять на себя роль Соединённых Штатов? Естественно, на эту роль хорошо подойдёт та страна, у которой большой золотой запас. Тогда США располагали, по крайней мере, 50% мирового официального золота. На сегодняшний день, если мы открываем справочники Международного валютного фонда, то, формально, на первом месте остаются Соединённые штаты (8 тыс. тонн золота с “копейками”). Но это всё на бумаге… Формально, Китай занимает далеко не первое место в списке стран, которые имеют крупнейшие запасы золота, я имею ввиду официальные. Есть информация, что из Дальнего Востока неофициально золото перевозят в Китай. Но это не то золото, которое официально регистрируется, скорее всего оно попадает в какие-то частные карманы, частные сейфы. Официальная статистика – ложь. Появились сенсационные сообщения, что в списках стран, претендующих на роль страны, обеспечивающей мировую систему золотом, и Россия. Откуда у нас золото? Если всё же перетасовать всю колоду, то остаётся только Китай.

Степан Демура: В прошлой передаче вы сказали, что золотой стандарт – не лучшая система и объяснили почему. Какие в истории были системы эмиссии денег, при которых банки не принимали участие в эмиссии? Были такие примеры?

Валентин Катасонов: В пример можно взять Российскую Империю до конца XIX века. Хотя, формально, существовал государственный банк Российской Империи, но, фактически, существовал на правах структурного подразделения Министерства финансов. Избытка денежной эмиссии не было. Советский Союз – Государственный банк тоже, фактически, находился под Министерством финансов и он выпускал ровно столько денег, сколько было необходимо в соответствии с планами и балансами. Были не только балансы производства, товарные балансы, но и были денежные балансы. И там всё сходилось… Если речь идёт о кредитных деньгах, то дисбалансы почти неизбежны, потому что денежная масса равна сумме выданных кредитов, а денежные обязательства равны сумме выданных кредитов, плюс начисленные проценты – дисбаланс неизбежен!.. Казначейские билеты в этом смысле лучше, потому что это не кредитные деньги. В Советском Союзе, конечно, выдавались кредиты и выдавались под некоторые проценты. Но это было связано не с тем, что госбанк СССР хотел обогащаться, а это был просто некий стимулятор, заставлявший предприятия более эффективно и быстро использовать эти деньги. Порядка полутора процентов. Прибыль, которая образовывалась в государственном банке, перечислялась в бюджет, поэтому дисбаланс не возникал. Так что в этом смысле советская денежная кредитная система при некоторых её недостатках сумела избежать главного недостатка – дисбаланс между денежной массой и денежными обязательствами. Маркс в “Капитале” говорил о том, что главное противоречие капитализма – противоречие между недостаточным платёжно-способным спросом и предложением товаров и услуг…

Степан Демура: Хотелось бы заглянуть немножко в будущее. Как международная финансовая и политическая элита будет выходить из той ситуации, в которой они оказались, ведь им придётся объявлять дефолт? Что будет?

Валентин Катасонов: Разбираясь в положении Европы, я обратил внимание на Грецию. То, что там было решено – финансовый маразм. Я даже пытался войти в их логику, старался найти всё таки рациональное объяснение. Произошла серьёзная реструктуризация долга, поменялась структура держателей греческого долга, частных держателей долга вывели из-под удара. Основными держателями стали – Европейский фонд финансовой стабильности, Европейский центральный банк, ЦБ Греции и ЦБ некоторых европейских стран.

Степан Демура: Произошла социализация расходов.

Валентин Катасонов: Но социализация уже не на уровне отдельных государств, а на уровне Европейского союза. Это перешло на национальный уровень. То есть выстраивается наднациональная Европа, ускоренными темпами. Но боюсь, что они сорвутся… В результате реструктуризации греческого долга европейский долг удалось на несколько месяцев сократить на один процентный пункт ВВП. А там надо сокращать на 40%, а может и на 60! Ну давайте будем говорить, на 50. Это значит ещё 50 таких же реструктуризаций надо провести в Европе. Это очень опасные операции, всё равно что альпинист спускается с горы. А тут группа – 28 альпинистов, связанных между собой. Они обязательно сорвутся в пропасть. Плюс к этому их ещё нагрузили дополнительными рюкзаками – потому что долг увеличился. По моему мнению, ни Европейский банк, ни ЕЦБ – не являются кредиторами последней инстанции. Они являются кредиторами промежуточной инстанции. На последней – ФРС. Федеральная резервная система, как и всегда, наблюдает на расстоянии и ждёт, когда созреет эти дефолты на уровне единой Европы. ЕЦБ, ЕФФС скоро станут банкротами…
Современная ситуация в Европе, точнее в Германии мне немножко напоминает ситуацию 30-х – 40-х годов прошлого века. Опять Германию уже в 3-й или в 4-й раз разводят. Тогда был Третий Рейх, сейчас Англо-Европейский рейх. Идёт аннексия Европы, тихая аннексия Германии, но при этом Ангела Меркель также, как и Гитлер Адольф Алоизович, тоже человек несвободный…

Степан Демура: Человек Рокфеллеров.

Валентин Катасонов: В этом смысле, она, как послушный биоробот, выполняет все эти операции до определённого момента… Есть множество признаков, что в США есть люди, которые хотят закрыть Федеральную Резервную Систему. Рон Пол, сын Рона Пола. Некоторые говорят, что это агенты Ротшильдов, некоторые говорят, что это отдельный клан Рокфеллеров (Рокфеллеры – не только банкиры, это ещё и нефтяная промышленность, военно-промышленный комплекс). Рокфеллеры чувствуют, что уходят на второй и третий план. Реванш…

Степан Демура: То есть реванш промышленного капитала над финансовым.

Валентин Катасонов: Да. Сегодняшние поступки в финансовом мире и многие операции нельзя объяснить с рациональной точки зрения (это как драка на большом рынке – сначала разговор более-менее спокойный, потом на повышенных тонах и так далее). Все участники действуют иррационально! По моему мнению, действия многих политиков сегодня являются иррациональными. Федеральная резервная система достала многих даже в Соединённых штатах! Представители хайтек, ВПК и т.д. хотели бы Новый Мировой порядок, но Рон Пол сказал, “Никакого ФРС!”.

Степан Демура: Извините, но без Федеральной Резервной Системы “ляжет” вся экономика!

Валентин Катасонов: В этом-то и дело! Это фактически революция, рискованное дело. Но подобных революционеров сегодня в США много. Одни говорят, что это – ставленники Ротшильда (вероятно, Ротшильдам это выгодно). Другие утверждают, что это – лица, играющие в свою собственную игру (автономный фланг в рядах Рокфеллеров).

Степан Демура: Элиты-элитами, но вам не кажется, что есть какие-то экономические закономерности, процессы, которые говорят, что бизнес-цикл подошёл к концу?

Валентин Катасонов: Совершенно верно! Знаете, как в школе, задачу решить можно N-ым количеством способов – но ответ будет один. Эту задачку можно объяснить так: существование банковской системы невозможно, потому что операции по кредитам сегодня не дают доходов.

Степан Демура: Во-вторых, кого кредитовать? Африку?

Валентин Катасонов: Кредитовать некого! Если разобраться в этом, то банки сегодня заработают на инвестиционных операциях. Теперь посмотрим на пассивные операции банков. Ведь никто не понесёт деньги в банк, так как недавно была произведена конфискация на Кипре, а ЕС этим летом завел разговор о возможной легализации конфискаций из Кипра. А если взглянуть на Швейцарию, принимающую депозиты с отрицательным процентом, то как может существовать такая банковская система? Ответ аналогичный – на наших глазах банковская система рушится!

Степан Демура: По сути, происходит смена эра финансового капитализма (продлилась триста лет) на эру промышленного капитализма. Но это займёт время!

Валентин Катасонов: Абсолютно верно! Я думаю, что будет примерно как при раннем феодализме.

Степан Демура: В зависимости от того, кто будет рабами. Грецию вроде бы “обкатали” – молчат. Европа тоже вся в долгах. Зато европейцам завезли кучу негров и арабов. Поэтому, если белые начнут выступать, то получат Москвабад.

Валентин Катасонов: На этот счёт я боюсь фантазировать, лучше оставим футурологам, каким-нибудь фантастам. Здесь 1000 и 1 вариант различных сценариев. Но конец неизбежен! Я всегда утверждаю, что экономика – сильный индикатор духовного состояния общества. Кризис в переводе с греческого языка означает “суд”, Божий суд.

Вопрос слушателя Валентину Катасонову: Когда переходить из спекулятивных вложений в “живое” золото?

Валентин Катасонов: Нужно было ещё вчера, а ещё лучше – позавчера! Но никогда не поздно! Я недавно ездил по регионам, прилегающим к Московской области, и меня порадовал тот факт, что уже сейчас есть предприниматели, отдающие себе отчёт, что деньги в банки лучше не вкладывать, а лучше вкладывать в сельское хозяйства. Более того некоторые из них создают некие поселения с определённой самодостаточностью и автономией (энергетическое самообеспечение, продовольственное самообеспечение). Это я называю “концепция Нойего ковчега”.

Степан Демура: А как в таком обществе обстоят дела с оборонкой, с оружием?

Валентин Катасонов: Я не могу говорить об этом в рамках эфира. Экономика берет своё начало с того, как защитить имущество от посягательств внешних недругов или врагов. У нас ведь как преподают – вот есть производство, потребление, а оборонка не обсуждается. Наши предприниматели, конечно же, об этом думают. Есть даже пример – купили списанный БТР, в хозяйстве пригодится! Сказали, им можно пахать, а если что – и башню прикрепить. Естественно это особо не афишируется, но я был рад, что множество предпринимателей об этом задумались, спасаться лучше не в одиночку, а вместе! Тут возникает вопрос отбора в команду, ведь каждая овца может подорвать организацию изнутри. Например, на рязанщине предприниматель поддерживает школу, которую собирались закрыть. И сейчас она даже растёт!

Степан Демура: Валентин Юрьевич, как вы думаете, когда накроет Россию так называемая вторая волна? Когда эта система будет сыпаться?

Валентин Катасонов: Экономика иррациональна… Понятие чуда…

Степан Демура: Да… Но поведение толпы иррационально. В тоже самое время поведение толпы подчинено совершенно чётким законам. Здесь базовая рациональность агрегирована в некоторое предсказуемое поведение толпы.

Валентин Катасонов: У меня совершенно иное мировосприятие. Рационально всё объяснить невозможно.

Степан Демура: Вначале было слово – говорится в Библии (второе верное утверждение из двух, первое – Богов много). То есть сознание первично, материя – вторична!..

Валентин Катасонов: Для меня является чудом тот факт, что наша экономика ещё не рухнула и нас не накрыло второй волной…

“Мнение”. Степан Демура и Валентин Катасонов о глобальных изменениях финансовой системы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.