“Модернизация образования”. Мнение Ольги Четвериковой

Ольга Николаевна Четверикова – доцент, кандидат исторических наук, преподаватель МГИМО.

Ирина Владимировна Волынец – российский политический и общественный деятель.


Ирина Волынец: “Модернизация детства”, “Деление детей на касты” – такие страшные заголовки, которые мы сейчас видим в Интернете, заставляют задуматься о каком-то глобально перевороте в нашем сознании, в нашей действительности. Об этом мы поговорим с Ольгой Николаевной Четвериковой – доцентом МГИМО, кандидатом исторических наук, публицистом. Ольга Николаевна, даже слышать страшно, в голове не укладывается – какая такая “модернизация детства”? Что там ещё можно модернизировать?

Ольга Четверикова: Лидеры этого инновационного движения исходят из того, что смысл всей образовательной системы заключается в том, что необходимо постоянно реформировать и изменять эту систему – в этом смысл содержания самого образования. Это перманентная образовательная революция. Революция в образовании – соответственно, и в воспитании. Создаются такие условия, при которых невозможно разработать стабильную систему нравственности, которая позволила бы сформироваться человеку как личности. Поэтому в этом есть смысл слова “модернизация” в названии. Как во времена Троцкого была “перманентная революция”, так и сейчас “перманентная революция образования”.

В соответствии с принципом “Окна Овертона” главная цель системы – приучить людей, что эти понятия “инновация”, “модернизация” – сегодня основные, и во имя всего этого осуществляется коренная перестройка всего духовного мира человека.

Сейчас главным международным стандартом становится принцип толерантности, который отвергает какую-либо абсолютизацию истины. Соответственно, толерантность предполагается абсолютно ко всему, исключаются понятия “добра” и “зла”. И вот в этой системе должны формироваться наши дети. Если раньше образование строилось на основе какого-то ОБРАЗа, то теперь это наоборот, БЕЗОБРАЗие – образа нет.

Ирина Волынец: А что же такое “деление детей на касты”? Откуда берутся эти дети? В Забайкальском крае этот страшный эксперимент сейчас проходит. Что он из себя представляет?

Ольга Четверикова: Это часть проекта или часть программы трансгуманизма, которая является основным стратегическим направлением правящих элит на Западе, и, которую пытаются навязать сегодня нам. Трансгуманизм – это новейшее направление гуманизма, которое исходит из того, что человека необходимо изменять, поскольку сегодняшний человек несовершенен. Трансгуманизм – это состояние постчеловека. Но поскольку постчеловек – это состояние, которое достигнут немногие, то эта система хорошо обосновывает концепцию “избранности”. Остальное человечество по данной идеологии превращается в человеческий капитал, в человеческий ресурс. Неслучайно они ввели это понятие. И сегодня мы видим, что в многочисленных наших документах понятие “человеческий капитал” стало абсолютно нормальным. В этом смысле человек превращается в некое “сырьё” управляемое, с помощью которого можно достигать своих целей, то есть, это некий инструмент. Всё во имя потребности рынка и бизнеса. Соответственно, образование превращается в подготовку компетентных людей, которые смогут быть полезными в той или иной сфере деятельности.

Проект “Детство” – деление детей на касты, как бы они не “отнекивались”, речь идёт именно об этом, если говорить о сути содержания этого проекта. В проекте Забайкальского края исходят из того, что с раннего детства нужно формировать детей на основе определённого профессионального коридора. То есть одни дети будут заниматься сельским хозяйством, вторые – промышленностью… обслуживанием, и, наконец, “креативный” класс, который единственный достоин того, чтобы достигать научных, культурных и прочих высот. То есть, это чисто евгенический проект, который даже включает слова из евгеники такие, как “селекция”, “отбор”…

Ирина Волынец: Не верится, что в России такое возможно.

Ольга Четверикова: Это такой форсайт-проект “2030”, который фактически был определён как фашистский, который вызвал крайнее возмущение – тогда это сработало, и этот проект они не смогли провести.

Ирина Волынец: Благодаря вашим усилиям, в том числе.

Ольга Четверикова: Совместными усилиями общественности тогда мы это сделали. Сегодня пока обсуждение этого проекта не приобрело такого размаха. Теперь нужно подключаться не просто к обсуждению, но и к сопротивлению, чтобы этот евгенический фашистский проект не реализовывался на нашей земле.

Ирина Волынец: Этих детей они взяли из семей, то есть родители сами сдали? Или это дети из детских домов? Как дети оказались в этом кастовом делении?

Ольга Четверикова: Нет, эта программа для всех. Причём это пока экспериментальная площадка для того, чтобы в дальнейшем реализовать это по всей России. И сегодня в ряде инновационных школ уже практикуется такой подход, когда с раннего детства формируется техническое мышление. То есть такое мышление, которое обеспечит готовых узко подготовленных работников для производства тех или иных корпораций, тех или иных коммерческих структур или фирм. Речь идёт не о том, что идёт профессиональная специализация, которая, конечно, необходима… В советское время были спецшколы, то есть помимо общего образования давалась и специализация. А здесь речь идёт об изначальной переориентации, с раннего детства, на определённую узкую сферу. Таким образом сформированный человек уже не сможет освоить и получить широкое образование, которое позволит ему в дальнейшем выбрать сферу, исходя из его талантов. Такие проекты оправдывает экспериментальная педагогика и экспериментальная психология.

В документах данных организаций прописано, что эта программа позволит подготовить человека, который будет приспособлен к инновационной экономике – это касается каждого гражданина России. Этот новый тип человека, который они готовят, это фактически не столько человек, сколько некий инструмент, некая функция, которая должна обслуживать инновационный рынок.

Ирина Волынец: Сейчас это проводится принудительно для этого края или созданы школы, в которые родители добровольно приводят своих детей?

Ольга Четверикова: Последняя информация, которая у нас есть – это то, что было только обсуждение. Может быть это уже начали внедрять. Но на определённом этапе информация об этом, на сколько я знаю, поступать перестала. То есть, мы не знаем, на каком этапе данный проект. Поэтому главное сейчас – вывести эту тему на широкое обсуждение. Это очень опасная вещь, потому что, когда говорили об этих инновационных формах, власти утверждали, что речь идёт о государственно-частном партнёрстве. В соответствии с которым эти проекты реализуются в результате договоров и соглашений между местными властями и представителями крупного бизнеса. В этом проекте работает “Фонд Кудрина” и связанные с ним бизнес-структуры. На тех, кто против этого, известно, оказывается давление. Общественность в этом вопросе никоим образом не представлена. Этот проект реализуется в тиши.

Это очень серьёзно, потому что речь идёт не о какой-то локальной программе, а об экспериментальной площадке. Эту программу планируется применить ко всей России.

Ирина Волынец: Чтобы показать, что “все счастливы и довольны” и запустить по всей России. И тогда мы опять будем прыгать, но будет уже поздно.

Ольга Четверикова: Совершенно верно. Тем более, что они, фактически, отдают нашу среднюю школу на откуп крупному бизнесу, крупным компаниям. Федеральный государственный образовательный стандарт утверждается Министерством образования, а за ним стоят соответствующие структуры, которые связаны со Всемирным банком. Это Высшая школа экономики, ФИРО… Этот процесс выведен из-под контроля Законодательной власти. Поэтому, не имея никаких механизмов контроля, действовать крайне сложно. Остаётся только одно – заниматься самоорганизацией и самодеятельностью, объединяться родителям, педагогам, представителям научного сообщества и создавать свои инструменты контроля для прекращения того эксперимента, который проводится в нашей системе образования.

“Модернизация образования”. Мнение Ольги Четвериковой

Комментарии:

  1. Велосипед даже изобретать не надо, а вернуть в наше (именно НАШЕ – общее, советское) образование уроки русской (и родной) литературы. Вода и камень сточит: хоть по 45 минут, но каждый день, как капельницей, как Причастием подавать нашим деткам эту милостыню – Литературу – и приучать на этих уроках думать.
    https://vk.com/video274765323_171207831?list=8113166b584488dde4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.