Книга “Замурованные”. Мнение Ивана Миронова о Грабовом, Чубайсе…

В программе телеканала Рен-ТВ (Санкт-Петербург) “Два против одного” от 20 декабря 2009 года русский националист, писатель и адвокат Иван Миронов рассказывает о своей книге “Замурованные. Хроники Кремлёвского централа” и выражает своё мнение о деятельности и личности Григория Грабового и Анатолия Чубайса.

Ведущий: появилась книга, которую вы написали. Вы написали её в тюрьме или когда вас выпустили под подписку?

Иван Миронов: Книга написана в тюрьме. Она писалась в течение двух лет. Если бы я писал её на воле, это была бы другая книга, это была бы другая история, с другими персонажами. Может быть имена были бы те же, но показать психологический контраст, изобразить те же портреты было бы невозможно. Здесь сохранена стилистика героев. Потому что книга писалась с листа. Вот ты слышал, открывал, и ты писал: диалоги, какие-то интересные слова , какой-то жаргон. Запомнить и вынести в голове ту информацию, которая звучала, было бы невозможно. А там я описывал фигурантов, с которыми я сидел, фигурантов самых громких дел последнего десятилетия: “ЮКОС”, “МММ”, “Три кита”, “Социальная инициатива”, “Арбат-Престиж”, убийство Отари Квантришвили (киллер Лёша Солдат), главного редактора русской версии “Форбс” Пола Хлебникова, первого зампреда ЦБ Андрея Козлова, Грабовой и так далее. С такими людьми было интересно сидеть, потому что они сами по себе интересные. Для меня, как для писателя, как для историка это был уникальный опыт в смысле приобретения материала.

О Григории Грабовом

Ведущий: они косились на вас, что вот сидит парень молодой и записывает?

Иван Миронов: После этой книги я получил кучу писем, в основном от грабовистов. Про Грабового вообще отдельная история. Заходит такой чёрт немного вонючий, немного заросший. Говорит, “Я Гриша Грабовой!”. Понятно, что ты Гриша Грабовой, кто же тебя не знает! И начинает слово за слово… Мне надо было понять, кто это такой.

Ведущий: Верит ли он в то, что людей из червяков воскрешал?

Иван Миронов: Это был момент, когда дурак пытался корчить из себя дурака: “Ребята, вы от меня отстаньте, потому что я немного не внеменяйке!”. Но страшно то, что сегодня Грабовой имеет порядка миллиона сторонников. Меня рвут на форумах – я получаю угрозы, я получаю грязь на своём “Живом Журнале”, на сайте. Мне всегда было интересно понять, чем надо обладать (какой-то харизмой, какими-то способностями), хоть чем-то, чтобы за собой повести. Чтобы собрать хотя бы 100 человек, но у него миллион!

Ведущий: В МММ некоторые люди тоже верят и защищают Мавроди, говоря, “Зря вы его осуждаете, он может быть вернул бы нам деньги!” За одни раз уплаченное человек потом начинает верить, что вдруг он всё-таки вернул бы или помог бы. Ситуация такая же, как и с Мавроди. Вера такая.

В результате какое впечатление сложилось о Грабовом?

Иван Миронов: Этот человек немного невменяемый, с конкретными отклонениями. Человека пустили в систему. Это типичная схема секты! Она давно отработана. Этого дурака поставили туда винтиком…

Ведущий: То есть деньги не он собирал, а кто-то?

Иван Миронов: До него, если и доходили, то только на пропитание, только на кормёжку – больше нет! Всё шло мимо него. Я никогда не верю в то, что не видел сам, кроме Господа Бога. Я никогда не верил, что человек может зомбировать. Но здесь я видел зомбированного человека с перегретыми мозгами. У человека лексикон порядка 50 слов, из них 30 – научные, заумные. И он, как сломанная шарманка, включается, прокручивает и входит в себя, потом его снова оттуда выдёргиваешь, потому что в тюрьме он обязан отвечать на вопросы, если они ему задаются – ты не можешь игнорировать общество, с кем ты сидишь. Только в этих условиях можно было раскрыть, кто такой Гриша Грабовой. Я думаю, у меня это получилось.

Поэтому книга в этом отношении уникальная. Именно поэтому сейчас её очень активно пытаются запрещать, в том числе и с подачи адвоката Грабового, который утверждает, что якобы “книга затрагивает личную жизнь Григория Петровича”.

Об Анатолии Чубайсе

Ведущий: Вы сталкивались с такой ситуацией, когда сокамерник вам говорит, “Слушай, тебя обвиняют в том, что ты покушался на Чубайса. Я с тобой дел не хочу никаких иметь, пересядь от меня подальше. Ты хотел обидеть такого человека, который сделал из России новую страну. Он великий человек, ты замахнулся на святого!”?

Иван Миронов: Сколько я не пересекался с людьми, которые обязаны восхождением на экономический Олимп Анатолию Борисовичу, ни один – ни добрым словом, ни уважением! Интересная была сцена, когда я освободился и приехал в Наро-Фоминский суд, где судили за “Трёх Китов” Зуева, знаете такого. Большая борода, на вере, на духе, просовывается в маленькое окошко: “Ваня, Чубайс мне за румынскую стенку в 94-м году 12 штук не заплатил. Сделай ему пацанскую предъяву. Там столько уже процентов набежало!”.

Ведущий: Сегодня по вашим делам… По первому делу Квачков был оправдан, дошло дело до Верховного суда, Верховный суд “завернул” обратно. “Нет, это точно Квачков!” – сказали в Верховном суде. На каком основании суд отменил решение Присяжных?

Иван Миронов: Есть субъективные обстоятельства! Сегодня Верховный суд вправе отменить любой вердикт Присяжных на основании каких-то формальных моментов. Всё зависит от политической воли и от заказа. Но есть и объективные основания, почему это происходит. Может быть самому Чубайсу это не надо, возможно. Но как только оправдательный приговор устоится – Квачков, я и другие фигуранты будут признаны невиновными – тогда дело идёт на новое расследование. Возникает вопрос, кто стрелял? Новая следственная группа… а человек, который курировал это дело, по крайней мере принимал все решения по нему – это Долгих Дмитрий Павлович, который сам оказался взяточником.

Ведущий: Говорят он с вами где-то и сидел.

Иван Миронов: Это мой герой книги. Там есть забавная сцена, когда я с ним пересёкся. Я ничего ему не сказал – там была очередь желающих что-то сказать. Его клиенты там были повсеместно. Долгих взяли за взятку, причём я сидел с товарищем, через которого эта взятка шла.

Ведущий: То есть вы оказались в гуще событий.

Иван Миронов: Получается так. Так вот, человек, через которого это всё решалось, дружбан Анатолия Борисовича, сел, по-моему, на 9 лет. Новая группа, новые следователи, копать-то в принципе уже не надо – бери дело, бери материалы, которые есть и читай их под нормальным углом. Понятно, в таком случае за горло возьмут “потерпевших”, охранников Чубайса, и ниточка доведёт до Анатолия Борисовича.

Ведущий: Вам не кажется, что Гозман оказался в зале суда непросто так? Судя по тому, что он – доверенное лицо Чубайса, может быть Гозман имел доступ к информации о так называемом “самостреле”?

Иван Миронов: То, с какой пеной у рта Гозман буквально на следующий день по радио, по “Русской службе новостей” (понятное дело – проплачено) даёт комментарии процесса… а именно когда он говорит, “Я уверен, что это они стреляли!”… После этого я заявляю ходатайство: “Ваша Честь, я не видел отметок в деле, что Леонид Яковлевич знаком с материалом”. У нас допрос дополнительного потерпевшего, который открыл много интересных вещей. “На каком основании заявляются такие голословные вещи?

По версии следствия стреляли с метров 50-ти с заснеженного леса, в каких-то нереальных спецназовских условиях и попадали… Так вот Гозман показательно мне и говорит: “Иван Борисович, я такие заявления ещё и в “Интерфаксе” сделал!” На что я ответил: “Леонид Яковлевич, как-то некрасиво! Вы сначала разберитесь!” Он: “А я убеждён, что вы убийца! Я говорю: “Леонид Яковлевич, я убеждён, что вы педераст, но это не даёт мне права и у меня нет такого желания, чтобы на каждом углу об этом говорить!” Визг поднялся жуткий! Адвокаты Чубайса стали визжать, что это оскорбление. Я говорю, “Во-первых, это не оскорбление! Во-вторых, это моё убеждение. Вы считаете, что “убийца” – это не оскорбление, это как комплимент”.

Ведущий: На ваш взгляд, почему либеральные СМИ не предоставляют вам слово, чтобы высказаться по тому же Гозману?

Иван Миронов: Во-первых, у меня денег нет…

Чубайсу невыгодно, чтобы в деле что-то прояснилось, ему выгодно его тянуть бесконечно, чем дать возможность устояться оправдательному приговору…

Ведущий: Недавно Счётная палата проверила госкорпорации, в том числе Роснано, которой руководит Чубайс и, по-моему, Гозман ему в этом помогает. Выяснилось, что Роснано за отчётный период потратило 10 миллиардов рублей, из них 5 млрд рублей потратило само на себя (зарплаты, хоз. расходы, расходы на перелёты Чубайса чартерами). Напомню, арендовать целый самолёт очень дорого. Но Чубайс это себе позволяет! Так вот, Счётная палата выяснила, что каждый второй рубль, потраченный Чубайсом как руководителем Роснано потрачен на саму компанию. Возник скандал, потому что обычно расходы на компанию не превышают 5-10%, а 50% – чересчур. До этого был скандал по поводу трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС, за которую отвечал в том числе и Анатолий Чубайс. На ваш взгляд, чем объясняется такая “непотопляемость” Чубайса? Очевидно, он провалил реформу РАО ЕЭС, разделив единую компанию – никаких улучшений не произошло! Коррупция в этих компаниях не уменьшилась. То есть происходит деградация энергетики России, происходят аварии. После этого в Роснано, куда он перескачил, происходит новый скандал. Я даже не буду вспоминать приватизацию, итоги которой всем известны. Почему его не вышибут из государственных компаний?

Иван Миронов: Судьба меня пересекла в тюрьме с товарищем, который лично знает Чубайса. Он говорил, “Толику по распилу госбабла равных нет!” Что касается “непотопляемости”, наверное, реальные хозяева Чубайса находятся не в России!..

Ведущий: Я согласен, что средства массовой информации во многом продажны. Кто платит – тот и заказывает. Для того, чтобы журналист сидел и что-то конспектировал, ему редактор должен разрешить это делать – кто-то должен перевести деньги. Так устроена система. А простые люди, которые слышали про ваше дело, они есть?

Иван Миронов: Что касается поддержки, она колоссальная! Очень много людей со всей России возмущены несправедливостью в отношении нас, которая длилась и продолжает длиться. Это сотни писем со словами поддержки, это люди, которые стояли в мороз на пикетах у здания суда…

Книга “Замурованные”. Мнение Ивана Миронова о Грабовом, Чубайсе…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.