Рэймонд Курцвейл о “постчеловеке” (элемент западной пропаганды)

Директор по техническим разработкам корпорации Google, автор концепции Технологической Сингулярности Рэй Курцвейл в видеоанонсе международного конгресса “Глобальное будущее 2045” (состоялся в Нью-Йорке в июне 2013 года) рассказывает о том, каким будет “постчеловек”.


Я Рэй Курцвейл, изобретатель, писатель и футурист. Я приглашаю вас присоединиться ко мне на конгрессе “Глобальное будущее 2045”, который станет потрясающим событием, для того, чтобы вместе заглянуть в наше блестящее будущее…

Мы будем становиться всё более не биологическими существами, пока не дойдём до состояния, когда не биологическая часть станет превалировать, а биологическая потеряет своё значение. При этом не биологическая часть, механическая часть, будет настолько мощной, что она сможет полностью моделировать и понимать биологическую часть. Так что если биологическая часть вдруг исчезнет, это не будет иметь значения, поскольку не биологическая часть уже полностью её поняла…

У нас будут не биологические тела. Мы сможем создавать тела с помощью нанотехнологий, мы сможем создавать виртуальные тела и виртуальную реальность, которая будет полностью реалистичной благодаря тому, что виртуальные тела будут настолько же детальны и убедительны, как настоящие. Мы сможем выбирать, как нам создавать новые тела. Нам нужно тело, наш разум направлен на тело. Но это тело необязательно должно быть хрупким биологическим, с которым в любой момент что-то может случиться…

Я думаю, мы сможем выбирать себе тела. Мы совершенно точно будем менять наше тело на другое в виртуальной реальности. Мы и сейчас можем иметь другое тело и что-то вроде второй жизни, но пока это только картинка на экране. Хотя исследования показывают, что люди начинают субъективно идентифицировать себя со своими аватарами. Но в будущем аватар перестанет быть маленькой картинкой, на которую вы смотрите в виртуальной реальности. Вы сможете чувствовать виртуальное тело как собственное, а виртуальная среда может быть такой же реальной, как настоящая жизнь. Поэтому для нас станет привычным быстро менять свои тела, а также окружение, в котором мы находимся в виртуальной реальности, и это будет восприниматься очень реалистично.

В конце концов мы сможем делать с настоящей реальностью то же, что и с виртуальной, к примеру, рой самоорганизующихся нанороботов может образовывать собой виртуальное тело. Если бы мы просто продлили свою жизнь, нам стало бы очень скучно, нас посетила бы глубокая экзистенциальная тоска, нам стало бы нечего делать, мы исчерпали бы все идеи, но это не то, что должно произойти.

В дополнение к радикальному продлению жизни мы будем иметь значительное расширение возможностей, мы сможем исследовать миллионы виртуальных реальностей и расширить свой мозг в буквальном смысле слова. В данный момент мы располагаем только 300 миллионами распознавателей паттернов, организованных во внушительную иерархию в нашем неокортексе. Но мы могли бы иметь и 300 миллиардов, 300 триллионов, мы можем расширить наш мозг. Последний раз, когда мы расширили мозг, мы создали язык, искусство и науку. Только вдумайтесь, какие невообразимые качественные изменения могут произойти когда мы расширим наш неокортекс снова. Мы будем мыслить гораздо шире, глубже, наши мысли будут более сложно организованы чем когда-либо раньше. Мы сможем создавать целые новые жанры в искусстве и науке, и даже целые новые сферы деятельности подобные искусству и науке, для которых у нас сейчас нет названия. Так что мы не соскучимся. Если этого не произойдет, я думаю, жизнь длиной в сотни, тысячи лет может быть ужасающим философским кошмаром. Но чтобы этого кошмара не случилось, мы стоим на пути радикального расширения наших возможностей…

Проект “Мнение”. Рэймонд Курцвейл о “постчеловеке” (элемент западной пропаганды)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.