Валентин Катасонов об электронно-банковском концлагере на примере США

Валентин Юрьевич Катасонов — профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук, председатель Русского экономического общества им. С. Шарапова.


Наличные деньги – это больная тема для России и для всего мира. Буквально вчера я опубликовал свою статью, которая посвящена полицейскому рэкету в Соединённых Штатах и электронно-банковскому концлагерю. Сейчас прошла серия публикаций и видео роликов, посвящённая следующему информационному сообщению. Оказывается в результате так называемых гражданских конфискаций американская полиция изъяла имущества у американцев больше чем преступные группировки и отдельные воры и мошенники. Это называется “гражданские конфискации“.

Правозащитники в США говорят, что это находится в резком противоречии с четвёртой поправкой конституции Соединённых Штатов. Оказывается, можно конфисковать имущество без решения суда, без предъявления ордена на арест – просто в результате подозрения. Вся эта кампания активно начала раздуваться после событий 11-го сентября 2001 года. Мы знаем о том, как и для чего была организована Соединёнными Штатами кампания по борьбе с международным терроризмом – безусловно, это продвижение американских интересов во всём мире под прикрытием борьбы с терроризмом. Но, оказывается, эта кампания велась и продолжает вестись и в Соединённых Штатах. Это и якобы борьба с наркобизнесом, это борьба с отмыванием грязных денег и так далее. Это накладывается на финансовый кризис, который прерывает многие штаты, входящие в состав США, многие муниципалитеты. После 11 сентября была дана такая негласная команда: “Ребята, переходите на самофинансирование!”. Грубо говоря, вы (полиция) можете задерживать людей, можете обчищать их карманы под предлогом того, что это деньги, которые могли быть использованы, либо в будущем потенциально могут быть использованы для финансирования терроризма.

Вообще, я должен сказать, что отношение к наличным деньгам в США сегодня под воздействием средств массовой информации резко меняется. Раньше люди, у которых в кармане было несколько тысяч зелёных – их рассматривали, как неких старомодных чудаков, которые не привыкли пользоваться электронными средствами, это вызывало снисходительную улыбку. Сегодня ситуация другая – на таких людей смотрят как на потенциальных террористов. Вообще американская правовая система сегодня строится на презумпции виновности американского гражданина – если ты хочешь вернуть своё имущество, ты должен обратиться в суд, ты должен нанять адвокатов и возвращать через суд своё имущество.

Но я хотел бы обратить внимание. По сводкам полиции: 4.6 млрд долларов, из них 4 млрд – это “гражданские конфискации”, то есть без ордеров и без решения суда, и только 0.6 млрд – это так называемые “легальные конфискации”. Вот такой полицейский беспредел.

Полиция в США быстро поняла, чего от неё хотят. От неё хотят, чтобы люди начали бояться пользоваться наличными деньгами. Когда полицейские начинают проверку карманов, сейфов, портфелей, автомобилей американских граждан, они интересуются, прежде всего, наличностью. По их писанным или неписанным правилам только 20% добычи направляется в казну, остальное остаётся на уровне полицейского участка. Это, фактически, финансирование или, пользуясь русской терминологией – полиция переходит на кормление. Это кормление выгодно хозяевам денег, потому что полиция участвует в борьбе с наличным денежным оборотом. Люди уже просто боятся держать в карманах наличные деньги, потому что полиция может их отнять. Вот такая ситуация.

Там уже отработаны технологии. Ни для кого давно не секрет, что если банкнота прошла через несколько рук, она обязательно приобретёт следы наркотиков. Может быть кто-то сознательно эти следы поставит, может быть действительно какие-то наркоманы держали в руках эти бумажные денежные знаки. Но полиция, которая вооружена техническими средствами или в крайнем случае – собаками, она выявляет эти банкноты с признаками наркотических веществ. Полиция занимается работой по изъятию денежных знаков с признаками наркотических веществ, но при этом она делает это с большим удовольствием, потому что она решает свои финансовые проблемы. Такие парадоксы американского образа жизни. Вот вам парадоксы американской демократии и свободы.

Мы с вами уже затрагивали некоторые аспекты этой американской “свободы”, американский ГУЛАГ. Тема американского ГУЛАГа напрямую связана с наркотиками. Американские суды приговорили к тюремным срокам от 6 до 7 млн граждан США, подавляющая часть случаев связана с тем, что человека “застукали” где-то с наркотиками. Причём достаточно даже разовой дозы наркотиков для того, чтобы уже человека загнать в тюрьму. Проблема упирается только в то, что не хватает тюремных площадей, поэтому реально в Америке сидит 2.2 миллиона человек. Это, кстати говоря, 20% всех людей, сидящих в тюрьмах на нашей Земле при доли населения США 5%. То есть Америка здесь впереди планеты всей. Поэтому, если мы начинаем тему ГУЛАГа, нашего ГУЛАГа, то есть смысл проводить какие-то сравнения, параллели…

Мне нужно было открыть карточку в Сбербанке, чтобы перевели гонорар. Я туда добавил некоторую сумму для того, чтобы можно было оплачивать мой телефон. Девушка, которая выдавала мне эту карточку сказала, “А вы не хотите её застраховать?”. Я говорю, “Это как?”. Она начала целую лекцию читать о том, как воруют деньги с электронных счетов. Когда нас загоняли в этот электронно-банковский концлагерь, нам говорили, что это самая надёжная форма денег, которая застрахована от риска грабежа и воровства. Сейчас люди, не отрывая зада от кресла, могут через компьютер залезть в ваш карман и украсть гораздо большие суммы, чем если бы они это делали, вытаскивая наличные деньги из вашего кармана…

Если внимательно следить за заявлениями председателя ЦБ РФ, некоторых заместителей председателя, то мы увидим, что они все играют в пользу Федеральной Резервной Системы. Например, в конце апреля этого года на СовБезе слушался вопрос о дедолларизации российской экономики. Центральный Банк отреагировал таким образом, что “это невозможно, это неэффективно, мы не будем проводить никаких конкретных мер по дедолларизации российской экономики!”. По-моему, очевидно. ТАм формально были произнесены такие мантры: “Административные методы не повлияют на масштабы использования наличных долларов в российской экономике”. Это не аргументация! Это просто отговорка!..

Полной независимости платёжных систем России от зарубежных серверов я пока не вижу. Специалисты мне объясняют, что всё равно операции можно заблокировать. Помните, как в 2014 году были заблокированы карточки Visa и MasterCard, правда всего в нескольких банках, но тем не менее. Сегодня этот риск не ликвидирован до конца. Поэтому необходимо защитить нашу денежную систему от внешних проникновений, от внутренних проникновений, по внутренней я имею в виду руководителей, которые выполняют роль пятой колонны – руководителей Центрального Банка, МинФина. Тут, конечно, есть своё разделение функций, потому что Набиуллина не высказывается о переходе на безналичную денежную систему, эта “почётная” обязанность возложена на господина Силуанова. Именно он раз в квартал, примерно, делает заявления о том, что “мы такие не цивилизованные, нам надо скорее ликвидировать наличное обращение”. Я думаю, что Набиуллиной не совсем прилично это заявлять, так как она всё таки должна знать и Конституцию Российской Федерации, должна знать и закон о ЦБ – а там ведь чёрным по белому написано, что рубль, эмитируемый ЦБ, является единственным законным платёжным средством. Поэтому, строго говоря, призывы Силуанова переходить на безналичное денежное обращение означает “давайте переходить на фальшивые деньги”.

“Мнение”. Валентин Катасонов об электронно-банковском концлагере на примере США

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.