Мнение Джозефа Стиглица о приватизации в России

Джозеф Юджин Стиглиц является редким представителем академической элиты США, который недоволен доминирующим неолиберальным догматом в Соединённых Штатах, оправдывающим обогащающуюся монополистическую верхушку страны. Доктор наук (MIT), профессор Колумбийского университета, иностранный член РАН. В интервью австрийской газете “Der Standard” 11 декабря 2003 года Стиглиц высказал собственное мнение о “либеральных реформах” и о приватизации в России.

В эпоху Ельцина российское руководство сделало две серьезные ошибки в области экономической политики. Одной из них было создание стимулов, которые вели, скорее, к изъятию прибыли, чем к достижению благосостояния. Другая заключается в том, что были не использованы те немногие позитивные достижения, которые оставила после себя эпоха коммунизма. Это касается, например, интеллектуального капитала, который особенно заметно сократился в области техники и естественных наук, так как многие из самых одаренных людей эмигрировали из страны. И это касается также демонтажа принципа относительного равенства, имеющего серьезные политические последствия.

Политика и экономика в данном случае действительно оказались в крайне сложном переплетении: исчезновение среднего класса, место которого заняли отдельные, чудовищно состоятельные олигархи, а также тот факт, что миллионы людей оказались в нищете, значительно усложнили создание демократического общества и правового государства. Причина проста: самыми активными поборниками равных шансов для всех и законопослушания являются не Рокфеллеры (Rockfeller) и Гейтсы (Gates).

Поэтому уже давно назрела необходимость, наконец-то, поставить на политическую повестку дня вопрос относительно незаконной приватизации 90-х годов, в которой кроются корни различия в благосостоянии людей в России. Это не только вопрос справедливости, но и в далекой перспективе – также вопрос экономического благоразумия.

Если этого не произойдет, то экономическая олигархия может трансформироваться в олигархию политическую. Действия Путина, направленные против Ходорковского, следовало бы рассмотреть и под этим углом зрения. Дело в том, что если олигархи с успехом легализуют нажитое сомнительным путем состояние, то можно легко представить себе, как некто, как Ходорковский, уже приступивший к созданию параллельно к уже существующей у него экономической империи политического аппарата, отправляет свои богатства из соображений безопасности в налоговый оазис и использует их в целях манипулирования российской политикой.

Как следовало бы поступить с собственностью, полученной сомнительными путями в годы дикой приватизации? Я не думаю, что для этого нужно было бы вмешиваться в вопросы права на собственность. России, скорее, можно было бы ввести «чрезмерный налог на прибыль с капитала». Скажем, налог в размере 90 процентов может быть установлен на «чрезмерную» прибыль, заработанную в результате приобретения государственной собственности. Это значит – на доходы, которые превышают десять процентов от суммы выручки от первоначальных инвестиций собственного капитала. Налог можно было бы взимать, если компания размещает свои ценные бумаги на фондовой бирже или когда она продает пакет своих акций. Доходы, получаемые в результате такого нового налога, можно было бы, например, направить на восстановление находящейся в упадке системы здравоохранения и образования. Все проблемы за счет этого, конечно не решить. Но это был бы первый шаг на пути исправления последствий «грабежа благосостояния», оставленных после себя эпохой Ельцина.

“Der Standard”, 11 декабря 2003 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.