Автобиография Александра Александровича Зиновьева

Александр Александрович Зиновьев – философ, социолог, логик, писатель. Для научного анализа советского общества разработал собственную социологическую теорию, названную впоследствии “логической социологией”.


То общество, в котором я появился на свет и жил, было дано мне независимо от моей воли и желания. Я его не создавал и никогда не ставил задачу его разрушить. Я с ним считался как с исторической данностью, я не был поклонником, но и не был его противником. Моё отношение к нему было иного рода – я стремился к истине.

Покушение на Сталина

30-е годы. Что послужило причиной для меня, 16-летнего парня из трудовой сельской семьи, объявить Сталина своим личным врагом? Учась в московской школе, я с друзьями создал антисталинистскую группу. В конце концов у этой группы вызрела идея совершить покушение на Сталина. Это было обусловлено вовсе не каким-то глубоким пониманием реальности. Понимание реальности пришло на много позднее. Это была мальчишеская реакция на трудные условия жизни. Понимаете насколько трудная была жизнь – я впервые спал на отдельной койке, в кровати, только тогда, когда был арестован…

Иосиф Виссарионович Сталин
Иосиф Виссарионович Сталин

Мы решили, что виноват во всём этом Сталин, что Сталин отступил от коммунистических идеалов, и что всё зло исходит от него. Но тогда мы всерьёз думали совершить покушение, даже были распределены роли. Моя задача должна была заключаться в том, чтобы с гранатами броситься к Кремлю. Во время демонстрации наша колонна проходила третьей по счёту – там недалеко было пробежать, охрана была не такой уж сильной. Если бы мы достали оружие, мы бы это сделали. Оружия у нас не было, это был мальчишеский замысел. В органах с этим, конечно, не считались. Если бы я не сбежал, меня бы, конечно, расстреляли. Мой бескомпромиссный характер спас меня, и я несколько лет скрывался. Но моя критика реального социализма развивалась.

Великая Отечественная война

Великую Отечественную войну я встретил танкистом. Потом стал лётчиком штурмовой авиации. Все надеялись тогда на скорейшую помощь англо-американских союзников. Мой прогноз был иным.

img11

Виктор Суворов (однополчанин Зиновьева, генерал-майор в отставке): “42 год. Все говорили о втором фронте. Напрашивался момент открытия второго фронта. Некоторые говорили, “вот завтра откроют второй фронт – бомбардировщики готовы, бомбы подвешены”. Саша Зиновьев выходит, останавливается над картой и говорит, “А я голову положу на отсечение, что второй фронт откроют только тогда, когда наши войска выйдут на государственную границу!”.

Так и произошло. В эти годы я всё ещё пытался быть революционером в рамках социалистической системы, пытался выяснить, как её усовершенствовать…

Победа. Учёба в университете. Профессура. Меня стали обвинять в защите сталинизма. Это не значит, что я стал поклонником Сталина – ничего подобного. Я стал защитником не Сталина, а истины о Сталине, истины о сталинской эпохе! Многие люди воспринимают это так, как будто бы я стал защищать Сталина и сталинизм. Я перестал критиковать Сталина после смерти Сталина…

Кризис социализма

Я всё больше убеждался, что идея бесклассового общества, основанного на дружбе, справедливости и равенстве, не реализовывалась в Советском союзе. Самые устойчивые, скверные недостатки общества порождаются его лучшими достоинствами.

Книга А.А. Зиновьева "Зияющие высоты"
Книга А.А. Зиновьева “Зияющие высоты”

Драма советской истории, драма советского общества окончательно определили мой душевный перелом. Я пытался понять, каким это общество является объективно. И увидел то, что общество тщательно скрывало само от себя тупик. В исследованиях я научно подтвердил свой вывод – назревал кризис социализма. Всю мою боль, горечь и переживания я высказал в этой книге [А.А. Зиновьев “Зияющие высоты”].

(Как только до руководства СССР дошли сведения об успехе книги “Зияющие высоты” на Западе, вышло постановление Президиума Верховного Совета СССР о лишении Зиновьева гражданства)

Запад

“Я – не жертва режима, режим – моя жертва! Ему от меня больше досталось” – ответил я на приветствие западных журналистов, которые встречали нас в Мюнхене. Началась новая жизнь длиною в 21 год. Беспрерывные поездки, встречи с читателями, лекции, преподавание в различных университетах мира… Я увидел, что Запад – есть сложный феномен. Я назвал его “западнизмом”. Естественно, он действует в интересах Запада. Это война западного мира не просто за мировое господство, а за овладение эволюционным процессом всего человечества.

В этих условиях я должен был стать независимым. Независимым от грантов, фондов… Только независимость дала мне свободу действию и суждению. Такая жизнь буквально спасла нас.

Ольга Мироновна Зиновьева
Ольга Мироновна Зиновьева

Ольга Зиновьева (жена А. Зиновьева): “…И вот когда мы там оказались, как говорится, пришлось там жить… И вдруг обнаружилось, что всё, что не делается – всё к лучшему – нам был дан шанс на выживание. У нас появилась возможность сравнивать два совершенно разных, противоположных мира. Мы получали доступ к шедеврам мирового кино, мировой оперы, мировой живописи… Мюнхен для нас оказался планетой музыки, планетой галерей… Нас всё время спрашивают, “Вы хотели уехать на Запад?”. Мы не хотели уехать на Запад. Русская природа не может уехать на Запад, русская природа остаётся таковой, оставаясь у себя дома. Так вот, Сан Саныч во всём своём творчестве, во всём том, что он есть – это и есть русская природа, со всей её гармонией, со всей её красотой, со всеми её оттенками. Поэтому он и эмиграция, он и заграница – это не в его корневой системе…”

21 год жизни на Западе, поскольку я покинул Россию, я жил в состоянии депрессии. Я работал, написал больше 40 книжек, сотни статей, весь мир объездил с докладами в этом состоянии. Чужой на Родине я не стал родным и на чужбине. “Суверенное государство из одного человека” – так я себя стал называть.

Шли годы. От защиты истины о коммунизме я стал переходить к прогнозированию эволюционного процесса. Что приходит на смену побеждённому социализму.

Возвращение на Родину

(Указом президента СССР Михаила Горбачёва от 30 июня 1990 года Александр Зиновьев восстановлен в гражданстве СССР. Ему возвращены все награды и звания)

Хотя эпоху горбачёвской “перестройки” я назвал “катастройкой”, как несоответствующую моим идеалам, всей семьёй мы приняли решение вернуться в Россию.

Когда я возвращался в 99-м году из вынужденной эмиграции, мне был задан вопрос, почему я это делаю. Это был первый вопрос и я ответил на него так: “Мой народ оказался в большой беде, и я, как русский человек, принадлежащий к моему народу, возвращаюсь к моему народу, чтобы разделить его судьбу”.

О русском народе

Русский народ к 1917 году оказался в таком состоянии, что он был удобен для коммунистического эксперимента. И к концу брежневского периода тот же самый народ оказался в таком состоянии, что он оказался удобным для разрушения русского советского коммунизма. Без русского народа реального коммунизма не было бы. Но вместе с тем, никакой другой народ не допустил бы такое безропотное разрушение коммунистической системы…

Меня обвиняли в том, что я якобы не люблю русский народ. Но я на это отвечал таким образом: “Почему я должен его любить, мне в этом нет надобности. То, что у меня было и есть – это сознание и ощущение принадлежности к народу! Я – частичка этого народа”.

В XX веке русский народ сыграл действительно великую историческую роль. Он был лидером социального прогресса. Такую роль народ может сыграть только один раз в истории и только один народ! Повторить такую роль невозможно. И никакой другой народ не способен сыграть такую роль…

Холодная война, коммунистический кризис, эволюционный перелом

Назревал первый в истории коммунистический кризис. Я о нём писал задолго до появления Горбачёва и перестройки. Моё исследование на эту тему, что кризис неизбежен и он наступит, сочли клеветой на советское общество, поскольку оно считалось бескризисным. Но были факторы и внутренние, и внешние. К числу внешних факторов можно отнести такое, как холодная война. Ведь больше полувека шла война Запада против нашей страны, война нового типа. К числу внутренних факторов можно отнести раскол населения на привилегированные и низшие слои…

К концу XX века произошёл великий эволюционный перелом. Одним из компонентов этого перелома является наступление социальной реакции. Одним из проявлений этой социальной реакции является тотальное, умышленное, искусственное оглупление человечества. Именно оглупление! Делается это в колоссальных масштабах – никогда так не делалось. Телевидение, газеты, журналы, бесчисленные кафедры в университетах и так далее. Происходит оглупление. Если когда-нибудь человечество и погибнет, то оно погибнет именно в результате искусственного оглупления, которое производится! А у нас, в условиях России, фактор понимания вообще является главным, на мой взгляд, фактором выживания…

1481063_690xNone

Холодная война была, прежде всего, войной идеологической. Разгром советской системы начался с идеологического кризиса. Сейчас страна находится в состоянии идеологического хаоса. Поражает просто идеологическая беспомощность всех – и системы власти, и всех партий, и пропаганды… Если говорить о возрождении страны, систему власти можно привести в порядок в течение нескольких месяцев, экономику – в течение нескольких лет, а для идеологической сферы нужны десятилетия! Сейчас в России я не вижу достаточно больших сил, способных на это. И всё же я пытаюсь бороться, пытаюсь помочь моей Родине. Продолжаю работать как писатель, как исследователь, издаю свои книги, преподаю в различных институтах и в московском университете.

28798687

Я родился и вырос в самых глубинах русского народа. Я вместе с ним голодал, мёрз, работал, воевал. Я был колхозником, студентом, солдатом, землекопом, учителем, грузчиком… Я знаю наш народ и несу его в себе самом. Я пытаюсь сказать, что россиянам всегда был присущ коллективистский общинный дух, а при создании постсоветизма его творцы игнорировали этот закон, они стали навязывать народу чуждую западнистскую организацию, пытаясь соединить взаимоисключающие черты коммунистической власти, капиталистической экономики и феодальной идеологии. На скорую руку слеплен социальный урод. Он годен для музеев, а не для жизни большого народа. Но и гармония смертельно опасна. Абстрактно рассуждая, если такая гармония наступит, то человечество погибнет. Это будет гибель человечества. Гармония, о которой говорят всякого рода мечтатели, пропагандисты, фантазёры, она никогда не наступит! Никогда! Какие бы перемены не происходили бы – мир всё равно будет раскалываться на враждующие группы, враждующие лагеря, партии и так далее. Это неизбежно, это есть основа человеческой жизни! Если прекращается борьба, исчезают противоречия, то наступает смерть!..

Хочу в ушедшие года,
Пусть будет нестерпимо плохо,
Твоим я буду навсегда,
Меня родившая эпоха!

Мне приписывают какое-то умышленное стремление к парадоксальности. Я об этом никогда не думаю, я просто описываю реальность. Сама реальность такова!

Карл Кантор (искусствовед, кандидат философских наук): “Парадокс его мышления гораздо глубже того, что кажется парадоксом, потому что в массовом сознании парадоксальность его заключается в том, что он выступал критиком социалистического строя, марксизма и так далее. А потом вдруг превратился в защитника. Парадокс это? Да, парадокс! Но если вдуматься, как он выступал против советского строя, то по всем классическим канонам высокой литературы, это была защита строя от проходимцев, защита строя от карьеристов, защита этого строя от потребителей…”

Сергей Есин (писатель, ректор литературного института): “Его парадоксальность – это парадоксальность русского ума. Он готов до предела идти с любым человеком, который предлагает какую-то нормальную программу. Но как только этот человек начинает переходить определённые границы, Александр Александрович возвращается к свои собственным истокам, как впрочем и любой русский человек. Мы готовы терпеть всё до определённой поры, пока это у нас не созрело. А созрело – берегитесь!”

Салам Гусейнов (академик РАН, директор института философии РАН): “Говорят, что в гении есть ограничения. Не оспаривая эту формулу, могу сказать, что к Александру Александровичу Зиновьеву она не подходит. Его гений является разносторонним, можно сказать, универсальным. Он сделал такие открытия в логике, в социологии, в художественной литературе, которые составили веху в каждой из этих областей человеческого творчества.”

34776_900

Мы, россияне, должны отбросить всякие иллюзии насчёт 21 века. Он будет не веком благополучия, а веком ожесточённой борьбы. Одних – за выживание, других – за господство над первыми. Одних – за национальные интересы России, других – за её закабаление глобальным западнистским “сверхобществом”. Рассчитывать, что кто-то нам поможет, что кто-то нас спасёт – бессмысленно. Всё зависит от нас самих. От того, сможет ли наш народ выдвинуть достаточное число мужественных, честных и умных людей. Окажется ли власть и интеллектуальная элита на стороне своего народа или нет…


Звания, награды и учёные степени Алексендра Зиновьева

Доктор философских наук, профессор, академик – Академии наук Финляндии, Баварской академии изобразительных искусств, Международной Академии наук Евразии, Академии социальных наук России, Академии Российской словесности, вице-президент Почётный член Римской академии наук. Лауреат: Европейской премии за лучшее эссе 1978 г., Премии Медичи за лучший роман 1979 г., Премии А. Токвиля за социальные исследования, Премии Тевере 1992 г. Европейской премии за лучший научно-фантастический роман, Бельгия 1980 г.

Читал лекции в университетах Европы, Англии, США, Латинской Америки. Почётный гражданин ряда городов Франции и Италии. Участник Великой Отечественной войны. Награждён боевыми орденами и медалями.

Проект “Мнение” Автобиография Александра Александровича Зиновьева

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.