Контроль над мировым сообществом

В программе “Точка зрения” обсуждается вопрос, кто контролирует мировое сообщество и где находится центр принятия решения. В программе приняли участие: К.В. Сивков (д.в.н., первый вице-президент Академии геополитических проблем, военно-политический эксперт), О.Н. Четверикова (доцент кафедры МГИМО, к.и.н., зам председателя Русского экономического общества им. Шарапова), К.Н. Соколов (к.т.н., вице-президент Академии геополитических проблем) и О.А. Яковлева (адвокат Московской коллегии адвокатов, Почётный адвокат России).

В видео упомянуты: Скрижали Джорджии (Georgia Guidestones), документ “Концепция развития электронной промышленности России”, документ “Концепция формирования информационного общества в России”, Приказ Министерства промышленности и энергетики РФ от 7 августа 2007 г. № 311 “Об утверждении Стратегии развития электронной промышленности России на период до 2025 года”.

Владислав Жуковский:…С вашей точки зрения, в чьих руках находится сегодня реальная власть, власть над мировой повесткой дня, где находится центр принятия решений и есть ли он как таковой?

Ольга Четверикова: Если бы мы могли ясно сказать, то я думаю, что этого вопроса не стояло. Ясно одно – все те так называемые теневые организации, о которых сегодня говорят и пишут, конечно, не являются теми ключевыми центрами, где принимаются решения. Это всего лишь передаточное звено. Неслучайно в исследованиях, посвящённых попыткам определить эту тайную власть, совершенно четко разделяются такие понятия как “авторитет” и “власть”. Авторитет – это высшая духовная власть, а то, что они называют “под властью” – это уже исполнительная, политическая власть. Если мы возьмём эту пирамиду, то надо сказать, что на верхнем эшелоне, который они называют “авторитетом” присутствуют те оккультные организации, которые никогда не “светятся”, о которых мы никогда ничего не узнаем, а если узнаем, то только из соответствующей литературы. В качестве примера я могу назвать две такие организации – это Бнай Брит (масонская ложа) и Люцис Траст (организация, которая является мозговым центром оккультного движения Нью Эйдж). Дальше идут исполнительные структуры – это Бильдербергский клуб, Совет по международным отношениям, Круглый стол, Трёхсторонняя комиссия…

Верхушка, наиболее высокопоставленные участники этих группировок входят в соответствующие оккультные структуры – но и это ещё не предел, потому что всё это завязано на крупнейшие банки. Здесь уже механизм их взаимодействия рассмотреть крайне сложно…

Владислав Жуковский: Сегодня мы видим, что действительно сегодня стали большое внимание уделять Бильдербергскому клубу. Такое чувство, центр принятия решений постепенно перемещается. С вашей точки зрения, куда он перемещается и перемещается ли как таковой?

Константин Соколов: Сейчас уже нет независимых глав государств, нет независимых деятелей. Скажем, президент Соединённых штатов является ли он главой государства? Конечно, нет! Он приходит через дорогостоящие выборы – деньги надо отрабатывать, первое, что он делает – реструктуризует немыслимый долг США. Куда? В те же самые банки. То есть реальная власть там. Она не такая уж и теневая. Мы все знаем 7 мировых крупнейших банкирских семейств – Рокфеллеры, Ротшильды, Морганы, Дюпоны, Анафисы и так далее. Вот эта реальная власть, а всё остальное обеспечивает только проведение их политики в жизнь. То есть этот центр никуда не перемещается, он находится там. Иногда перемещаются “оперативные центры управления”.

Владислав Жуковский: Константин Николаевич, вы согласны с той точкой зрения, которую высказала Ольга Николаевна, что действительно есть мировые ростовщики, акционеры Федеральной Резервной Системы (грубо говоря, финансовые олигархи), но над ними есть какая-то надстройка сектантских квази-религиозных организаций, где принимают решения и вырабатывается повестка дня?

Константин Соколов: Современная конструкция мировой политической системы выстраивалась многими веками, тысячелетиями. Конечно же, идти к такой цели можно на идее, на религиозной основе, принципиально. Почему? Потому что любая теория, придуманная каким-то конкретным автором в течении времени начинает модернизироваться, пересматриваться. В конце концов она начинает деформироваться. А идти к такой цели, к построению такого мира, не сворачивая в течение многих поколений, можно только на религиозно-догматической базе. То есть, когда догма не подлежит сомнению.

Константин Сивков: Любая власть зиждется на 3-х фундаментальных инструментах принуждения – это силовое принуждение (силовая власть во всех её проявлениях). Второй инструмент – это экономическое принуждение (экономическая власть во всех её проявлениях). И третий инструмент – это духовная власть (власть наивысшего порядка, власть учителя над учеником, власть добровольного подчинения). Сегодня глобальные структуры, которые осуществляют управление миром, строят все три компоненты. Главная проблема сейчас у них – построение силовой компоненты. Две других фактически сформированы. В высшей власти есть не только названные здесь группы типа Бнай Брит, которые уже себя проявили, но есть более высшего порядка центры, которые на политическую арену в какой-либо форме известности никогда не выходили.

Владислав Жуковский: А что это за центры, если даже про Бнай Брит мало что известно?

Константин Сивков: Если говорить об этих центрах, то нужно говорить о том, что вероятнее всего это сообщества людей, которые, во-первых, передают знания по наследству (родовая ветвь), которые вероятно восходят ещё ко временам левитов Израиля и которые вероятнее всего являются носителями той духовной системы, которая толкала израильтян на восстание против Рима, которая в течение тысячелетий израильского рассеяния по планете обеспечивала идентичность израильского народа, которая подтолкнула, помогла и поддержала создание транснациональных финансовых систем Ротшильдов, Рокфеллеров и им подобным. Поэтому можно назвать только признаки.

Я хочу подчеркнуть ещё один важный момент. Ни в коем случае нельзя абсолютизировать эту власть. Вероятность исполнения их указаний всегда конечна. Нельзя абсолютизировать их интеллектуальные возможности. Последние годы наблюдается картина, когда действия, инициированные транснациональными структурами, терпят не успех. Поэтому, проводя этот анализ, нужно учитывать интересы не только этих структур, которые порой в силу закрытости высших эшелонов власти, действуют по своему разумению и принимают решения, которые не всегда соответствуют желаниям вышестоящих структур. Система транснациональной власти сейчас нестабильна, она только формируется. На мой взгляд ещё должно пройти немало времени. Важнейшим инструментом создания транснациональной власти является создание системы тотального мониторинга глобального человеческого сообщества, которая сейчас интенсивно создаётся, в этом участвует и российская политическая элита, создавая систему универсальных электронных карт и т.д.

Владислав Жуковский: На сколько построение Нового мирового порядка отвечает насущным потребностям человека, а с другой стороны нарушает его базовые права и свободы?

Ольга Яковлева: В современной ситуации, когда существенная часть человечества голодает, находится в бедственном положении – в это же время миллиарды долларов идут на построение этих электронных систем, конечной целью которых является тотальный контроль за человеком, управление его жизнью. Мне хотелось бы сказать о том, что планы этих структур оформлены в конкретных официальных документах. Для примера я приведу план действий для построения глобального информационного общества:

“…Поддерживать инициативу по международному сотрудничеству в области электронного государственного управления в целях повышения прозрачности, отчётности, эффективности на всех уровнях государственного управления.”

То есть эта мировая элита уже выступает как орган, выпускающий директивные документы, которые выполняют суверенные государства!

Владислав Жуковский: А о каких документах идёт речь? Кто эти документы издаёт?

Ольга Яковлева: Природа этих документов очень ясна. В исполнении этих документов, в частности, РФ принимает свои сначала подзаконные акты, стратегии – почему? Для того, чтобы не было обсуждения в Государственной Думе, чтобы не было гласности. Это “Стратегия развития информационного общества”, “Концепция развития электронной промышленности России” – опасные, антинародные и антиконституционные документы. А потом же во исполнение этих документов принимаются федеральные законы, например, “Закон об организации предоставления государственных и муниципальных услуг”. А этот закон выполняет указанные выше директивы и о прозрачности и о подотчетности, потому что этот закон (“Закон об организации предоставления государственных и муниципальных услуг”) делает “прозрачным” жизнь каждого человека через универсальную карту и делает “прозрачным” деятельность всех ветвей органов власти, потому что деятельность всех органов власти переводятся в электронную форму.

В 1999 году (когда мы даже не слышали не о каком “глобальном информационном обществе”) в Российской Федерации была принята “Концепция формирования информационного общества в России” (28 мая 1999 года). Его цель:

“На начальном этапе создания социально-значимых информационно-коммуникационных систем и комплексов (в сферах трудоустройства, образования, здравоохранения, социального обеспечения и др.) государство берет на себя основные расходы, но в дальнейшем уходит с рынка, При этом предполагается, что значительные финансовые ресурсы будут поступать от населения в виде оплаты предоставляемых информационных и коммуникационных услуг и услуг связи.”

То есть значительные финансовые ресурсы предполагается получать с граждан, с населения за получение этих услуг (за это ещё и население платит!)…

Владислав Жуковский: Ольга Николаевна, вопрос к вам – не возникает ли такого ощущения, что мы говорим о какой-то “теории заговора”?

Ольга Четверикова: Это смешно, но теории нет, а заговор есть. Всё уже вышло наружу, ничего не скрывается. Новый мировой порядок уже совершенно открыто являет свой религиозный характер. Фактически он скрывает свою инфернальную сущность. Раньше все эти годы мировые элиты прикрывались гуманизмом для реализации своих целей – это было основное направление системы ценностей. Сегодня, когда гуманизм перешел в саморазрушающуюся фазу, в фазу трансгуманизма, – я это хочу подчеркнуть, так как о трансгуманизме у нас почему-то не говорят. Это ключевое направление научных исследований…

Владислав Жуковский: А что такое “трансгуманизм”?

Ольга Четверикова: Трансгуманизм – это мировоззренческая система, которая ставит своей целью преодоление человеческой природы и создание постчеловека. Постчеловек – это человек, который будет обладать новыми возможностями с помощью NBIC-технологий. Это бесполое существо, которое будет размножаться путём искусственного оплодотворения. Это “человек”, который будет обладать бессмертием в силу того, что он достигнет возможности перемещать свой разум в новую цифровую форму. Это можно было бы рассматривать как некое маргинальное направление исследований, если бы этим не занимались на уровне высоких государственных структур, в первую очередь стран Запада и, конечно же, Соединённые Штаты Америки, если бы на это не шли громадные ресурсы. Цель такова – создать постчеловека с помощью NBIC (НБИК-технологии). НБИК-технологии – это нано-био-информационные когнитивные технологии, конвергенция. Конвергенция означает, что создаётся новая форма научно-технических исследований, которая ставит ключевой задачу изменения человека, его сущности и изменение его образа мышления, изменение самосознания.

Впервые термин “НБИК-технологии” был введён в США в 2002 году после того, как научный фонд США поручил группе из 50 учёных создать проект, который вскоре был составлен и опубликован в 2003 году. Эти же идеи присутствуют и в “Стратегии развития на 2030 год”, которая разработана Национальным советом по разведке США. Там совершенно чётко прописано, что планируется создание андрогенов, имплантантов. Там же чётко прописано, что это ведёт к созданию двухуровневого общества (толпо-элитаризм).

Владислав Жуковский: А те, кто на верху – это кто? “Золотой миллиард”, “золотой миллион”?

Ольга Четверикова: Они пишут так, это те люди, которые, во-первых, обладают соответствующим знанием, во-вторых, обладают соответствующими финансовыми возможностями. Они нашли гениальную форму для оправданий своей “избранности”. Создаётся постчеловек, сверхразум, а те, кто не вписывается в это, как говорил один из сторонников трансгуманизма, “будут рассматриваться как неудавшийся эксперимент”.

Константин Сивков: Деятели, которые проводят идеи трансгуманизма, особенно вопросов, связанных с перемещением сознания, забывают одну простую истину, что копия объекта – это не объект! Объект – это человек. Да, можно его сознание скопировать в компьютер, но сам-то человек умрёт и для него мир закончится! Компьютер может существовать с его сознанием, но логика функционирования этого сознания будет сильно отличаться от сознания человека.

Второй момент. Мозг хорошо наполненный значительно хуже сформирован, чем мозг хорошо устроенный. Последний может творить, а мозг, который просто хорошо наполнен творить не сможет! Трансгуманных существ людьми назвать нельзя. Это будут хорошо наполненные компьютеры, неспособные творить. Гибельность этого пути состоит в том, что превратив себя (“золотой миллиард”) в этих киборгов, неспособных творить, они сами сгибнут, и остальных людей погубят. Тот факт, что вообще возникло это трансгуманистическое направление связан с тем, что мировая элита – это люди по своему интеллектуальному уровню находящиеся значительно ниже, чем средний уровень цивилизации.

Владислав Жуковский: Константин Николаевич, так на чьих костях строится этот мировой порядок и в частности трансгуманизм? Для чего нужно создавать этого нового человека?

Константин Соколов: Март 1980 года. В штате Джорджия был открыт монумент, построенный на деньги неизвестных частных лиц. Называется Скрижали Джорджии. Там на 8 языках, в том числе и на русском, написано 10 заповедей “просвещённой эпохи” – как там сказано. Первая заповедь гласит, что на планете никогда не должно быть больше 500 миллионов человек. То есть никакого “золотого миллиарда”, в лучшем случае “золотой стомиллионник”, а то и меньше. Вы понимаете – рабовладельцев всегда меньше, чем рабов. В какой этап преобразования мира мы вошли? Давайте попробуем назвать всё это в старых терминах.

Барак Обама, ещё когда в первый раз вступал в президентскую должность в инаугурационной речи сказал, что его главная задача – изменение политического устройства мира. Что такое изменение политического устройства общества? Это революция, в мировых масштабах – это значит мировая революция! То самое, что хотели сделать в прошлом веке под руководством Льва Давидовича Троцкого!

В сентябре 2001 года, когда прошли атаки на Всемирный торговый центр в Нью-Йорке, началась мировая гражданская война. Вы видите – государства между собой не воюют. Какие-то боевики, какие-то движения… Какие-то учения: “Группа террористов захватила населённый пункт”. Но простите, когда кто-то бомбу бросает или подрывает – это террористы, а когда “Группа террористов захватила населённый пункт” – это уже партизанский отряд. Вот вам парадигмы того, что мы перешли на гражданские войны.

Сейчас эти новые условия плохо осознаются людьми. И главное – не понимают, кто пострадает от этого больше всего. Устранение национальной государственности – это устранение социальных гарантий и самым бедствующим, и самым процветающим слоям. Самая уязвимая сторона этих мировых сил, которые воплощают сценарий – это то, что они составляют микроскопическое меньшинство человечества. Религиозные, клановые аспекты и финансовые аспекты – глубоко пересекающиеся вещи…

Владислав Жуковский: Современная экономика – это экономика Талмуда, получается. Константин Валентинович, вы сказали, что есть определённые духовные нити, исторические параллели с тем, что происходило тысячелетия назад. Не обвинят ли вас в том, что это опять какой-то “жидо-масонский заговор” и во всём виноваты евреи?

Константин Сивков: По поводу “теории заговора”: Если есть крупное предприятие, любое заведение – там есть руководитель. И этот руководитель осуществляет управление этим предприятием не единолично, а через свой штаб. Если есть транснациональная структура, сферой компетенции которой является глобальный мир, то она осуществляет воздействие на глобальный мир в рамках своей компетенции, в рамках этой функциональной структуры. Разговоры о том, что “теория заговора” – это просто бред сумасшедшего или приём информационной войны – не более того.

Владислав Жуковский: То есть попытка замолчать эту тему.

Константин Сивков: Замолчать реальность. Если мы признаём существование транснациональных структур, имеющих глобальное значение – значит мы признаём факт управления с их стороны миром.

Второй момент. Если есть транснациональные, имеющие глобальное значение, религиозные структуры – значит, они тоже оказывают управляющее воздействие на мир. Возьмём тот же Ватикан – классический тому пример. Религиозные структуры разные по уровню. И те религиозные структуры, которые не входят в состав того претендента на глобальное управление миром, который (последний) опирается на какие-то ценности, исходящие из тысячелетий и для которого транснациональные структуры – лишь инструмент, то эти религиозные системы (не входящие в состав), естественно, являются объектом управления со стороны финансовых структур. То есть они на много ниже. Они просто технические исполнители, и при определённых условиях они будут ликвидированы как альтернативные и помеховые элементы, которые отработали свою роль.

Одна из причин того, почему стал вопрос о создании глобальной системы контроля, связана с тем, что был целый ряд ошибок. Константин Николаевич Соколов здесь упомянул 11 сентября и последующие действия. Хочу напомнить, что Буш объявил “мировую войну” – не важно, что потом было слово “терроризму” – была объявлена мировая война. Эта мировая война с применением грубой силы захлебнулась в Ираке и в Афганистане. Начался второй этап – применение “мягкой силы” – Арабская весна, Оранжевая революция. Серия революций – где-то успех, где-то не очень. Управляемость не высокая – из-за отсутствия информации об управляемом информационном объекте. Надо повысить титул информированности, тогда можно будет что-то делать.

Кроме того, есть ещё один важный фактор, который я хочу отметить. Сегодня намечается определённое противоречие и противостояние между властной элитой и отпочковывающейся от нее интеллектуальной элиты. Принцип формирования этих элит различный. Элиты интеллектуальные могут формироваться только за счёт личного труда – знания в мозги без личного труда никто не вставит! А другие формируются за счёт кланово-родовых связей – тут сильного ума тоже не надо. Деградация последней весьма заметна. Это сказывается на эффективности их действий.

Владислав Жуковский: А интеллектуальная элита чего хочет?

Константин Сивков: Интеллектуальная элита не осмыслила своих целей. Эта вытекает из анализа самого факта перехода человечества в постиндустриальную эпоху, когда рабочий класс классического материального производства трансформировался/дополнился рабочим классом информационной сферы. Рабочий класс интеллектуальной сферы ещё не осмыслил самих себя.

Владислав Жуковский: Ольга Алексеевна, к вопросу о трансгуманизме, созданию системы электронного концлагеря и прочего. Как это реализуется в частности в России на практике. Являемся ли события в России подобием того, что происходит в США, в Европе или где-то ещё?

Ольга Яковлева: Российская Федерация очень строго следует и придерживается графика выполнения международных обязательств перед наднациональными структурами, подписав целый ряд документов, о которых я в начале говорила, и издав целый пакет документов уже внутри Российской Федерации.

Создание нового человека и подчинение её этой неполноценной интеллектуальной власти… Можно услышать и подумать, что да, говорят об этом специалисты, говорят учёные… А как юрист я приведу цитату из нашего российского действующего документа “Стратегия развития электронной промышленности России на период до 2025 года”:

Основные цели и задачи Стратегии… Внедрение нанотехнологий должно еще больше расширить глубину ее проникновения в повседневную жизнь населения. Должна быть обеспечена постоянная связь каждого индивидуума с глобальными информационно-управляющими сетями типа Internet…

И здесь я делаю упор на слове “контроль”, люди боятся постоянного контроля. Это не только контролирующие сети, это глобальные управляющие сети! И дальше, то, что могло показаться выдержкой из научно-фантастического романа, но это наш нормативный акт:

“Широкое распространение получат встроенные беспроводные наноэлектронные устройства, обеспечивающие постоянный контакт человека с окружающей его интеллектуальной средой, получат распространение средства прямого беспроводного контакта мозга человека с окружающими его предметами, транспортными средствами и другими людьми…”

Владислав Жуковский: А может быть российская халатность всё это дело и провалит. Приняли много законов – да ничего не сможем реализовать. Или уже есть какие-то симптомы того, что эта стратегия реализуется, к примеру, электронная карта?

Ольга Яковлева: Универсальная электронная карта в какие-то бедные сроки она может быть не попала, к 2010 году мы должны были получить эту карту, пока мы её не получили. Но её продолжают навязывать. Провалился проект УЭК по разным причинам, теперь навязывают электронный паспорт с биометрическими данными. Опять идёт выделение бюджетных денег. Этот закон об электронном паспорте уже более жёсткий. Если от электронной карты можно было отказаться, то паспорт должны иметь все граждане Российской Федерации, причём с момента рождения. В этом электронном паспорте много персональных данных, ваши биометрические данные. Представьте, все эти данные в электронном виде содержатся в базах, создаётся реальная угроза военной безопасности страны.

Владислав Жуковский: Ольга Николаевна, вопрос к вам. Давайте поговорим о том, как происходит сращивание информационных технологий крупнейших IT-компаний – с одной стороны и глобального управляющего класса – с другой стороны, почему именно Google попал под вашу критику и под внимание многих экспертов?

Ольга Четверикова: Google через свою поисковую систему данных фактически контролирует 2.5 миллиарда пользователей. Один из руководителей Google Эрик Шмидт входит в Бильдербергскую группу и является членом совета управления Сколково.

Владислав Жуковский: Если не ошибаюсь, он консультирует американского президента, входит в их совет по науке, образованию?

Ольга Четверикова: Да. Очень интересная фигура в плане влияния. Ещё одна персона Google Рэй Курцвейл. Он является активным трансгуманистом, директором Института Сингулярности. Рэй Курцвейл как раз и занимается созданием сверхразума, который планируется осуществить к 2030 году. То есть это тот период, когда будет создан сверхъинтеллект и когда, как они говорят, “будет выполнена задача науки” – человек создаст сверхразум и наука будет не нужна, потому что всем остальным начнёт заниматься этот сверхъинтеллект. Момент, когда всё перейдёт под его контроль, они называют сингулярностью.

Курцвейл сейчас поставил задачу создать новый тип компьютера, который будет не только помогать человеку искать информацию, но и фактически определять, что “нужно” человеку. То есть идёт работа над синтезом компьютера и человека. Задача ставится следующая – компьютерная система будет настолько сильно входить в психологический контакт с пользователем, что будет определять психотип человека и давать ему информацию не ту, которая ему нужна, а которую система сочтёт необходимой. Человек полностью отдаётся компьютеру.

Владислав Жуковский: С 2007 года в одном из британских отелей проходят ежегодные конференции Google, известные как “Дух времени Google”. Почему-то там постоянно присутствуют не только специалисты в области высоких технологий, но и те же самые крупнейшие банкиры, представители международных корпораций, международных банков. В частности, глава банка Goldman Sacks, J.P. Morgan. Что эти люди там потеряли? Для чего им необходим Google?

Ольга Четверикова: Это всё единая система. Это мы разделяем финансовую власть, духовную власть, интеллектуальную власть, а у них всё едино.

Владислав Жуковский: То есть Google – некий инструмент построения глобальной империи?

Ольга Четверикова: Верно. Речь идёт не просто об информационном контроле. Тот же Рей Курцвейл совершенно четко ставит задачи – изменение сознания человека с помощью информационных технологий. Они добиваются того, что уже происходит – 2.5 млрд пользователей становятся под их контроль. В книге Эрика Шмидта “Информационное будущее” написано, что планируется все 7 миллиардов человек сделать пользователями единой информационной системы, более того наступит такой момент, когда те, кто не захочет пользоваться такой системой, будут под подозрением, как опасные для государства личности – соответственно в отношении них будут применяться конкретные меры. Это всё указано в книге.

То, что мы читаем у Оруэлла, Олдоса Хаксли – это уже вчерашний этап. Более того, даже Олдос Хаксли и Джордж Оруэлл не могли предусмотреть роль информационных технологий.

Владислав Жуковский: Можем ли мы говорить, что действительно IT-сектор превращается в руку спецслужб, Вашингтона, Брюсселя, кого угодно ещё?

Константин Сивков: Если вспомнить Арабскую весну с точки зрения логики её развития, когда буквально в течение месяца волнением была охвачена вся Северная Африка и Ближний Восток, то можно смело говорить о том, что массовый и быстрый процесс распространения революции без их централизованного управления, без централизованного распространения этого явления, конечно, осуществить было бы невозможно. По реакции Запада по отношению к тем или иным событиям можно проследить, плановое это или не плановое явление. Если, скажем в Египте, в Тунисе, в Ливии лидеров заставляли отказаться от власти, а ливийского лидера Муаммара Каддафи даже убили, то в Бахрейне массовое выступление народа никак не было отражено в реакции западных лидеров, в отдельных случаях они оценивали эти выступления негативно. И они спокойно посмотрели на то, что Саудовская Аравия в Бахрейне просто-напросто всё залила кровью.

Владислав Жуковский: Константин Николаевич, если мы говорим о России, Россия в контексте мирового разделения труда. Кем является российское руководство в глобальной системе элит? Это самостоятельные игроки, у них свои планы, либо это такой самый нижний “плинтус” мировой пирамиды глобального управления, и наши чиновники по указке из Вашингтона или из Брюсселя проводят ту политику, которая разрабатывается на Западе?

Константин Соколов: Есть простые и понятные показатели. Представьте себе, мы сейчас являемся импортером продовольствия – большую часть продовольствия нам везут из Европы, мы зависим от “трубы”, мы зависим от кредитов Запада, у нас уже нет своей элементной базы даже для обслуживания той техники, которая здесь находится. Можете ли вы представить какую-то ситуацию, когда, скажем, руководство России начинает реально нарушать планы мировых сил? Сразу же перекроют все каналы. Нас завоёвывать не надо будет. По факту сейчас Россия – зависимая страна, у нас нет даже своей валюты. Рубль – это перепечатанный доллар.

Владислав Жуковский: Что же делать тогда и гражданам, и руководству страны?

Константин Соколов: Мы вошли в мировую революцию, мир реально объединился. И сейчас стоит вопрос не о будущем России, а о будущем мира. И будущее мира будет решаться в России, то есть мировой центр при любом исходе (в нашу пользу – не в нашу пользу) будет находиться в России. Мы будем находиться в ней или не мы – это уже вопрос другой…

Константин Сивков: Руководство нашей страны спокойно переживёт и без газа, и без нефти, особенно те, которые связаны с транснациональными финансовыми структурами. Расчёт на то, что перекроют газ и нефть, придут американские солдаты, станут возле вышки и будут качать.

Проблема состоит в том, что на Западе лежат очень большие вклады. Ещё в далёком 2002 году, по-моему, на одном из крупных международных совещаний, где один из наших лидеров выступая говорил о российской элите, ему оппонировал Збигнев Бжезинский. Он сказал,

“Россия может иметь сколько угодно ядерных чемоданчиков и ядерных кнопок, но поскольку 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в наших банках, вы еще разберитесь: это ваша элита или уже наша?”

Надо четко понимать, у каждого уровня иерархии, у каждой функциональной фигуры мировой иерархии есть свои интересы. Конечно же, отступить сильно от глобальных интересов она не может, но свои интересы в определённой степени она отстаивать будет. В новой глобальной системе национальным элитам места нет! В конечном итоге должно быть глобальное общество, в котором есть единая, мировая элита. Кто-то туда попадёт, а кто-то – нет. Те, которые имеют шанс попасть в эту мировую элиту, они борются полностью и безоговорочно за эти интересы. Те, которые не имеют шансов туда попасть, они стараются сохранить существующее положение дел. Они консолидируются, объединяются. И вот тот конфликт, который сегодня имеет место между политической путинской группировкой, отражающей интересы определённого слоя, коренным образом связанным с Россией, с транснациональной элитой – как раз в этом и состоит. Та команда, которая сейчас стоит у власти (Путина), отражает не национальные интересы России, а отражает интересы того слоя российской политической и экономической элиты, благополучие которой и доходы которой зависят от того, чтобы Россия сохранилась как государственное образование. То есть, это чиновники высшего звена… Поэтому они за это и держатся. Такие есть в Китае, такие есть в Индии…

Кстати, создание этих электронных паспортов – это, конечно же, в интересах “национальной” элиты. При сохранении господствующего положения в России система собственности, которой они владеют, предполагает сохранение российской целостности…

Проект “Мнение”. Контроль над мировым сообществом

Комментарии:

  1. Американское правительство решило не передавать с 30 сентября контроль за критической инфраструктурой интернета мировому сообществу

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.